О письме Банка России о требованиях законодательства о банкротстве

Дата: 
30.09.2015

Уважаемые коллеги, добрый день.

Мы получили письмо Главного управления рынка микрофинансирования и методологии финансовой доступности Банка России № 56-3-10/1581 от 21.09.2015 г о требованиях законодательства о банкротстве.

Мы и раньше писали о том, что многие кооперативы могут столкнуться с финансовыми затруднениями, и предлагали самостоятельно оценить свое положение, возможные финансовые разрывы, ресурсы их возмещения с тем, чтобы совместно с СРО наметить план восстановления платежеспособности. К сожалению, только единицы откликнулись на это предложение, а есть и такие, которые вспомнили о возможностях предупреждения банкротства, когда предпринимать что-либо уже поздно. Пока мы не стали педалировать составление планов восстановления платежеспособности заявивших об этом кооперативов, поскольку в соответствии с п. 3, ст. 183.1 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», срок осуществления такого плана не может превышать шесть месяцев. Очевидно, что проблемы, которые накапливались годами, невозможно решить так быстро, но задуматься о возможностях применения тех или иных мер предупреждения банкротства, как предусмотренных ст. 183.1 Закона № 127-ФЗ, так и, возможно, других, никогда не поздно.

Предвидя эмоциональную реакцию многих, прошу оставить воспоминания о прежней спокойной жизни,  разговоры о «регуляторе который всех зарегулирует». Намеренно никто не будет «банкротить» кредитные кооперативы, но если Вы не справляетесь с ситуацией, часто не остается иного выхода, кроме банкротства, или, что во многих отношениях предпочтительнее – самоликвидации.

Обратите внимание, что в письме Банка особо акцентируется обязанность СРО направить ходатайство в Банк России о назначении временной администрации или о необходимости подачи заявления о признании кредитного кооператива банкротом и возможность привлечения СРО к субсидиарной ответственности при не исполнении этой обязанности. Поэтому, как бы лояльно мы не выстраивали отношения в нашей СРО, мы обязаны, реагировать на случаи, свидетельствующие об ухудшении Вашей платежеспособности или о наличии признаков банкротства. О таких признаках свидетельствуют и жалобы, поступающие в СРО от пайщиков из Вашей же отчетности – иногда свидетельствующей об объективных сложностях, а иногда – об ошибках, небрежности заполнения, не понимании существа отчетных показателей.

Позволю несколько примеров:

Если Вы задерживаете выплату сбережений на десять дней, если Вы также в течение десяти дней не исполняете обязанности по уплате налогов и сборов или – в более общих категориях - если у Вас не хватает денежных средств для исполнения обязательств, срок которых наступил, если Вы в течение года неоднократно нарушаете финансовые нормативы или если Вам вынесено предписание запрещающее привлекать денежные средства, принимать новых пайщиков и выдавать займы - все это дает основания для применения мер по предупреждению банкротства, предусмотренные п.1, ст. 183.2 и п. 1, ст. 189.2 Закона №  127-ФЗ. В течение 15 дней после того, как Вы столкнетесь с такими затруднениями, Вы должны будете составить и направить в СРО план восстановления своей платежеспособности. В случае, если Вы этого не сделаете, СРО должна направить в территориальное учреждение Банка России ходатайство о назначении временной администрации Вашего кооператива.

Иными словами, если в СРО поступит жалоба от Вашего пайщика, которому Вы задержали выплату сбережений в течение десяти дней, или если Ваша отчетность показывает систематическое несоблюдение хотя бы одного финансового норматива, а Вы не направили план финансового оздоровления, у СРО не остается иного выхода, как инициировать назначение временной администрации. Практических примеров такого множество – отчетность многих кооперативов изобилует несоблюдением норматива резервирования, при том, что в той же отчетности показываются достаточные и даже избыточные для соблюдения этого норматива остатки свободных средств в кассе и на счетах. Многие, поступающие в СРО жалобы можно было бы предупредить просто успокоив пайщиков, разъяснив им причины возникших сложностей, установив очередность выплат. Ведь если такое удается при посредстве СРО, почему бы не купировать тревожные настроения пайщиков заранее.

Но план финансового оздоровления это еще мягкий вариант, возможный, если отсутствуют признаки банкротства кооператива, предусмотренные п.1, ст. 183.16 Закона № 127-ФЗ. Поэтому, если Ваша задолженность по выплате сбережений превысила 100 тыс. руб., а просрочка в выплате – 14 дней, если Вы не исполняете решения суда о возврате долгов, если у Вас образовались убытки, то закон не оставляет для СРО другой возможности, кроме направления ходатайства в территориальное учреждение Банка России о подаче заявления в суд о признании кооператива банкротом.

Жестко, но таков закон. Отчетность многих кооперативов изобилует превышением расходов над доходами, превышением пассивов над активами. Это или небрежность или отражение реально плачевного положения дел, когда может быть, целесообразно задуматься о самоликвидации с тем, чтобы не прибегать к процедуре банкротства. Так или иначе, но СРО будет всячески способствовать преодолению возникших сложностей в случае, если мы совместно с Вами убедимся в наличии ресурсов для их преодоления. В случае, если надо объяснить ситуацию пайщикам, перспективы возврата их сбережений, я готов принять участие в таких собраниях. Это лучше, чем успокаивать людей постфактум, отвечая на их жалобы, поток которых возрастает.

Не советую искажать отчетность, с тем, чтобы скрыть проблемы – это сравнительно просто выявляется по множеству косвенных факторов. Напротив, для правильного решения необходима объективная оценка, основанная на реальных показателях. Если же кооператив скрывает проблемы, не идет на контакт или прикрывается отписками и обещаниями, не остается ничего иного, как инициировать его банкротство. Два таких ходатайства мы уже направили – с тяжелым сердцем, но понимая, что так, того требует закон и здравый смысл.

Получилось почти так же многословно, как и в препровождаемом письме Банка, но хотелось прокомментировать его возможно более детально.      

С уважением,
М. Овчиян