Ответ на представление от Следственного управления по Белгородской области о принятии мер но устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления в отношении КПК «Кредитный Союз Рассвет»

Следователю по ОВД СЧ
Следственного управления УМВД России по Белгородской области,
Капитану юстиции, А.В. Топоркову
308800, г. Белгород, п. Славы, 70

Исх. № 1799 от 18.12. 2015 г.
На № 18/5417 от 24.11.2015

 

Уважаемый господин Топорков.

Ваше представление от 24.11.2015 г. рассмотрено на заседании Правления СРО «Содействие», совместно с отчетом директора по существу вменяемых нарушений связанных с ненадлежащим осуществлением контроля за деятельностью КПК «КС «Рассвет».

Правление считает необходимым сделать следующие уточнения:

1. В соответствии  с п.5, ч.1, ст. 36 Федерального закона от 18.07.2009 N 190-ФЗ «О кредитной кооперации» СРО кредитных кооперативов «осуществляет контроль за деятельностью своих членов в части соблюдения ими требований законодательства Российской Федерации в сфере кредитной кооперации, положений их уставов, правил и стандартов саморегулируемой организации».  Аналогичная норма установлена ч. 2. ст. 9, Федерального закона от 01.12.2007 N 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях», определяющая предметом проверки «соблюдение членами саморегулируемой организации требований стандартов и правил саморегулируемой организации, условий членства в саморегулируемой организации».

Таким образом, сфера контроля, которую должна и может осуществлять саморегулируемая организация, ограничивается законодательством о кредитной кооперации и смежным законодательством, но не уголовным законом.

25-29 сентября 2013 года директором СРО «Содействие» была осуществлена плановая выездная проверка КПК «КС «Рассвет», в ходе которой были выявлены несоответствия требованиям законодательства, положений, содержащиеся в уставе, договорной документации, применяемых кооперативом политиках и даны предписания по их устранению. Были проверены документы бухгалтерского учета, соотнесены с показателями финансовой отчетности, представляемой кооперативом в СРО.

Кооператив соблюдал установленные законодательством нормативы, отвечал показателям финансовой стабильности, определяемых из соотношения активов и обязательств, собственных средств и привлеченных от пайщиков сбережений.

Факты составления договоров займа без фактической выдачи денежных средств, не целевым использованием привлеченных от пайщиков денежных средств, в результате проверки не были и не могли быть установлены в рамках плановой проверки СРО, поскольку подобные действия являются мошенническими, расследуются и наказываются по правилам уголовного процесса.

Поэтому вывод о поверхностно осуществляемом СРО «Содействие» контроле в отношении КПК «КС «Рассвет» является несостоятельным.   

2. Сразу же после получения информации о неисполнении КПК КС «Рассвет» обязательств по выплате сбережений, директор СРО «Содействие» М.Овчиян выехал в г. Белгород, провел консультации со всеми пайщиками – сберегателями, рекомендовав им сформировать инициативную группу для инвентаризации активов и обязательств и установления контроля над финансовыми потоками кооператива, что полностью соответствует принципу «самоуправления кредитного кооператива» установленного п. 4, ч.2. ст. 3 Закона № 190-ФЗ.

Одновременно, была инициирована внеочередная проверка деятельности кооператива и М. Овчиян повторно выехал в г. Белгород для анализа первичных документов бухгалтерского учета. Однако в представлении документов ему было отказано. Этот факт стал предметом дисциплинарного разбирательства, в результате чего Правлением было принято решение об исключении КПК «КС «Рассвет» из СРО «Содействие».  Ваше утверждение, что Банк России не был уведомлен об исключении КПК «КС «Рассвет», не соответствует действительности. Письмом от 26.05.2014 № 374 мы направили в Главное управление рынка микрофинансирования и методологии финансовой доступности Банка России информацию об исключении КПК «КС «Рассвет» из СРО «Содействие», об обстоятельствах и основаниях, а также о факте, послужившем основанием для такого решения.

3. Довод о том, что СРО «Содействие» попустительствовала в отношении КПК «КС «Рассвет» в привлечении личных сбережений пайщиков, не соответствует ни правовым основаниям, ни фактическим обстоятельствам. Как установлено ч. 3, ст. 35 Закона № 190-ФЗ, «до вступления в саморегулируемую организацию кредитные кооперативы не имеют права привлекать денежные средства членов кредитного кооператива (пайщиков) и принимать в кредитный кооператив новых членов кредитного кооператива (пайщиков)». Поэтому решение об исключении КПК «КС «Рассвет» из СРО «Содействие» было принято, в том числе, и в целях ограничения кооператива в праве принимать новых пайщиков и привлекать от них личные сбережения. Иными способами регулирования операционной деятельности своих членов СРО кредитных кооперативов не располагают.

4. Утверждение, что СРО «Содействие» не приняла никаких мер к санации КПК «КС «Рассвет» также не обосновано. В соответствии с ч.2, ст. 183.2, Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», «В случае возникновения оснований1 … финансовая организация … обязана направить в контрольный орган уведомление об этом с приложением плана восстановления ее платежеспособности…». Таким образом, не СРО, а сам кооператив должен был составить и направить в Банк России план восстановления своей  платежеспособности. Описанные выше усилия СРО для формирования инициативной группы, проведения внеочередных проверок как раз и были предприняты для содействия в составлении плана финансового оздоровления, но не нашли должного отклика ни со стороны пайщиков - участников инициативной группы, ни со стороны руководителя кооператива.   

5. Также безоснователен вывод о том, что СРО «Содействие» не произвела компенсационные выплаты.

Как установлено п. 7 ст. 40 Закона № 190-ФЗ «Компенсационные выплаты, осуществляемые саморегулируемой организацией из компенсационного фонда …, производятся при недостаточности собственного имущества члена саморегулируемой организации для выполнения его обязательств перед членами (пайщиками)». Таким образом, выплата из компенсационного фонда может быть осуществлена в пользу всех пайщиков кооператива, при недостаточности собственного имущества кооператива для удовлетворения их требований. 

Размер располагаемого КПК «КС «Рассвет» имущества и способность удовлетворить за счет него требования всех пайщиков, доверивших кооперативу свои личные сбережения, на тот момент установлены не были и не установлены до сих пор. Это могло бы быть установлено Банком России в результате оценки плана финансового оздоровления, либо арбитражным управляющим в процессе осуществления процедуры банкротства.

Пунктом 1 Указания Банка России от 27.02.2015 N 3577-У «О принятии саморегулируемой организацией кредитных потребительских кооперативов решения о компенсационных выплатах из компенсационного фонда» определен исчерпывающий перечень лиц, которые могут заявить требование СРО об осуществлении компенсационных выплат из компенсационного фонда:

  • Единоличным исполнительным органом кооператива в случае принятия Банком России решения о нецелесообразности назначения временной администрации по результатам анализа плана восстановления платежеспособности кредитного кооператива;
  • Временной администрацией кредитного кооператива после представления в Банк России заключения о его финансовом состоянии…, в случае наличия в указанном заключении вывода о невозможности восстановления его платежеспособности;
  • Арбитражным управляющим в случае признания участвующего в СРО кредитного кооператива банкротом.

Во всех указанных случаях требованию о производстве компенсационных выплат из компенсационного фонда предшествует анализ финансового положения кооператива,  оценка его имущества и заключение о недостаточности собственных средств и имущества кооператива для исполнения обязательств перед пайщиками.

Поскольку отдельные пайщики или их группы не включены законодательством в круг лиц, имеющих право требовать компенсационной выплаты из компенсационного фонда СРО «Содействие», а размер таких требований ограничен ч. 8 ст. 40 закона № 190-ФЗ (не более пяти процентов от текущей стоимости компенсационного фонда на один участвующий в СРО кредитный кооператив), у СРО «Содействие» не было оснований для осуществления компенсационных выплат из компенсационного фонда в пользу отдельных пайщиков. Да и заявления о таких выплатах пайщиками не подавались.

6. Обязанность по представлению в Банк России документов, содержащих отчет о деятельности и персональном составе органов кооператива возникла у СРО «Содействие» с вступлением в силу Указания Банка России от 05.08.2014 N 3357-У «О порядке направления саморегулируемой организацией кредитных потребительских кооперативов сведений об осуществлении контроля за деятельностью своих членов в части соблюдения  ими требований законодательства Российской Федерации  в сфере кредитной кооперации, положений их уставов, правил и стандартов саморегулируемой организации кредитных потребительских кооперативов» 07 октября 2014 г., в то время как КПК «КС «Рассвет» был исключен из СРО 20 мая 2014 г. Следовательно, в период членства КПК «КС «Рассвет» в СРО «Содействие» обязанность представлять отчетность о его деятельности и составе органов в Банк России у СРО отсутствовала.

Несмотря на приведенные доводы, мы считаем справедливыми сделанные Вами предложения об усилении контроля за деятельностью членов СРО и организации проверки достоверности отчетной информации, но в рамках законодательно установленной компетенции саморегулируемой организации кредитных кооперативов. Поэтому все, на что Вы обратили внимание, исполняется СРО «Содействие», исполнялось и в период членства КПК «КС «Рассвет». Но в силу изложенных выше норм, СРО не вправе и не обладает функциональными возможностями контролировать целевое расходование привлеченных от пайщиков сбережений. Это должны делать сами пайщики, участвуя в общих собраниях, утверждая финансовые отчеты и, в частности, отчеты ревизионной комиссии. СРО может выявлять возможные нарушения в этой сфере по косвенным показателям и не по отдельным договорам, по общему объему осуществляемых операций и при возникновении таких  случаев принимать надлежащие меры реагирования.

Что касается неустановленных лиц, которые якобы заключали подложные договора с целью нецелевого использования привлеченных от пайщиков сбережений, то в силу п.1, ст. 53.1 ГК РФ, «Лицо, которое в силу ...учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, несет ответственность, если будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей оно действовало недобросовестно или неразумно, в том числе если его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску». Таким лицом в кооперативе является его единоличный исполнительный орган – Председатель правления, все сведения о нем указаны в ЕГРЮЛ.

С уважением,
М. Овчиян

1 Применения мер для предупреждения банкротства